Интервью минским слушателям

 

Это интервью, которое я дал Владимиру Дриндрожику во время моих гастролей в Минске. Далее привожу текст.

 

------------------------------------------------------

 

ВЕТЕР В ВЕРХУШКАХ СОСЕН

 

О том, что такое японская традиционная флейта сякухати и о купании, нырянии с ней, об особенностях культуры и менталитета японцев, про Бансаи-оленя, который чуть не съел карту — интервью с музыкантом Андреем Жилиным.

 

Через несколько дней после погружающего в иную реальность концерта в минской «Чайной комнате» мы вновь встретились с Андреем Жилиным за чаем, но теперь в иной обстановке… Беседовали в квартире, где остановился российский музыкант, для которого японская традиционная флейта сякухати стала несоизмеримо большим, чем просто любимый музыкальный инструмент. На кухонным столе лежали флейты из бамбука, ноты пьес для сякухати… Говорили не всё время – конечно, хотелось и поиграть, что мы и делали. Чай и кофе придавали общению ещё больше глубины и умиротворения… Прикорневой бамбук флейт отливал золотом в лучах солнца, манил и притягивал к познанию вечных тайн… 

Часть 1 - ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СЯКУХАТИ? ИЛИ ПОМЕНЯТЬ СИГАРЕТУ НА ФЛЕЙТУ

 

— Андрей,  где ты родился,  вырос? Откуда у тебя любовь к музыке?

 

— Родился в Москве на Каховке в 1981 году. В начальных классах школы у меня уже была своя группа «Сухари мочёные». Играли на коробках, расстроенных гитарах, бабушкином пианино. Естественно, в то время нашими кумирами были «The Beatles». Затем все увлекались тяжелым роком: Deep Purple Led Zeppelin, прогрессивным роком типа King Crimson, JethroTull и более современными Dream Theater. Уже тогда я начал понимать, что при всем уважении к рок-музыке, ее громкость и постоянная экстатика (возбуждение) выматывают меня. Я остро нуждался в той музыке, которая успокаивала бы, придавала бы сил для дальнейшего движения. Так я и пришел к японской бамбуковой флейте сякухати. Хотя об этом немного позже.

— Ты уже рассказывал на концерте — расскажи ещё про флейту Сякухати.

 

— Буддийские мужи говорили, что сякухати - это инструмент Дхармы (Великого Закона). По себе могу сказать, что это так. Сам процесс игры на сякухати меня очень сильно поменял. Меняет человека в лучшую сторону и его взгляд на вещи. Те, кто к этому приходят, очень быстро успокаиваются. Кроме того, звук сякухати (а точнее "хонкёку" – традиционных пьес для этого инструмента) по исследованиям европейских учёных воспринимается мозгом как человеческая речь. В хонкёку нет ритма, его задаёт сам играющий. Таких европейских музыкальных понятий, как "уложиться в три или четыре четверти" тут нету. Играешь, пока не закончится дыхание — так, как сказал сенсэй и так, как уместно в текущем моменте. Поэтому у человека возникает эффект погружения в текущий момент и успокоения ряби сознания.

 

— Разделяешь ли ты свою жизнь на "до Сякухати" и "после сякухати". Ты говорил на концерте, что бросил курить за один день...

 

— Совершенно верно! Если даже взять чистую физиологию... До этого я курил 9 лет. Начал играть на Сякухати в 2006 году.  Курение стало мешать. Как самураи меняли меч на флейту, приходя в храм, так же и я поменял сигареты на Сякухати... Стал острее чувствовать вкусы и запахи... Правда немного пополнел — не хватает чего-то во рту, заедать начинаешь. Кроме этого, при игре на Сякухати работает диафрагменное дыхание, и начинаешь себя лучше чувствовать: полная вентиляция лёгких, больше поступает кислорода в кровь. Это похоже на эффект от пранаямы. Голова начинает гораздо лучше соображать. А если подняться на уровень философский, то как-то быстро приходишь к пониманию того, что всё проходит рано или поздно... Начал интересоваться философией дзен, читать книги по буддизму. И сразу же стал гораздо спокойнее (хотя и был спокойным). Особенно помогает игра пьесы “Киорей” - когда одну ноту надо доиграть нормально от начала и до конца, не перебегая на следующую.  Всё происходи здесь и сейчас.

 

— Какие основные традиционные направления музыки в Японии?

 

— В Японии много сохранившихся традиционных видов музыки. Расскажу немного о тех стилях, которые исполняются на флейте сякухати. Ведь обзор всех традиционных стилей японской музыки потребовал бы отдельного разговора. Основа музыки для сякухати – это «Хонкёку»本曲. Хонкёку – это мелодии буддистских монахов комусо. Орден монахов комусо был ветвью буддизма школы Риндзай Дзен, берущей свое начало от китайского монаха Лин Цзы и его учения. Хонкёку переводится как «основные мелодии». Специфика этих мелодий заключается в том, что они передавались от сердца к сердцу, от одного монаха к другому в течение нескольких сотен лет. Нотная запись этих пьес появилась по японским меркам совершенно недавно – 60-70 лет назад. Эти мелодии медитативные, не имеют ярко выраженного ритма, но имеют четкую структуру и назначение. Эти пьесы невозможно выучить без преподавателя (по-японски сенсея). «Гай кёку» – то, что не является «хонкёку». «Гай» (яп.) — внешний. «Гай-дзин» — иностранец, внешний человек. «Нихон-дзин» — это японец. В основном к Гайкёку относят мелодии придворного ансамбля. Изначально монахам комусо было запрещено играть на сякухати в светских ансамблях, но со временем этот запрет нарушался.

«Синкёку» — это современная музыка. Как правило, этот термин применяется к музыке, которая была сочинена поле реставрации Мейдзи, то есть после октября 1868 года.

 

Лютневый трёхструнный инструмент "сяминсен"三味線(с 10-12 века) — резонирующий корпус с очень длинным грифом. Считается, что инструмент пришёл из Китая. На самом деле это не совсем так. В Китае есть и остается до сих пор традиционный инструмент "сан сян" (в переводе это обозначает «три струны»). Традиционно он обтягивается змеиной кожей. В наши дни, правда, чаще используется пластик раскрашенный под змеиную кожу. "сан сян" перекочевал на японский остров Окинава и поменял название на "сан син" (так же «три струны», но уже на окинавском языке). Мембрана "сан сина" также делалась из змеиной кожи. Но на Окинаве инструмент уже был меньшего размера. После этого инструмент перешел на японские острова, поменял название на "сан гэн" (так же в переводе теперь уже с японского «три струны») или "сямисен" (второе прочтение тех же иероглифов). Мембрана сямисена в прошлом делалась из собачей или кошачьей кожи. В наше врем материал заменен на пластик. Есть ошибочное мнение, что у японцев нет ничего своего, что они всё заимствовали из Китая. На самом деле они взяли форму и наполнили её своим содержанием. Так же какие-то «вещи», приходящие к нам, обрастают своим неповторимым колоритом.

Инструмент "сансян"三弦(Китай)

Инструмент "сансин"三線(о. Окинава)

Инструмент Сангэн или Сяминсэн三味線 (Япония)

— Как происходит процесс обучения в традиционной японской музыке?

 

— Мой «текущий» Учитель европеец, тем не менее он 20 лет обучался у Ёкояма Кацуя – одного из известнейших исполнителей, который уже отошёл в мир иной… Обучение в Японии построено таким образом. Есть глава школы – Иемото – и с ним занимается далеко не каждый ученик. Скажем, у него непосредственно учатся 10 учеников, из которых он может выбрать нескольких для обучения новичков. Так вот когда мой Учитель повысил свой уровень – он далее обучался у самого Ёкояма Кацуя. Метод состоит в том, что ученик играет с Учителем одно и то же. И это насколько просто, настолько и эффективно. Сейчас свои занятия я провожу точно так же – мы играем по одним и тем же нотам одни и те же произведения. Так ученик не очень стесняется, он может сразу слышать «как должно звучать», поднастроиться. Это и есть японская система «играй как я» — то есть: вот Сенсей,  всё, что он говорит, является истиной… Хотя иногда Учитель может сказать: «Сыграй вот этот фрагмент, а я послушаю…».

 

— Как быстро ты освоил японскую нотную грамоту и какие её черты?

 

— Освоил очень быстро – нужно выучит всего 5-6 иероглифов, которые  даже не иероглифы, а слоги японской азбуки. Дело в том, что японских азбук три — две слоговые и одна иероглифическая. Иероглифы, взятые из Китая, были переосмыслены. Со временем японцы вывели свою слоговую азбуку «кана». В Японии в наше время при письме встречаются все три системы. В прошлом женщины писали одним письмом, мужчины другим. Хираганой записываются японские слова, Катаканой - иностранные.  Например, слово лифт будет записано как эребэйта (エレベーター) – это калька с англ. Языка – elevator.

 

— Что означает рисунок и иероглифы на твоём кимоно?

 

— Это мое имя японскими иероглифами. Читается как «Эндорю», что переводится как «Дракон Бесконечного Пути». Это имя я получил от Дмитрия Калинина во время наших гастролей в Санкт-Петербург. В Японии есть традиция, когда ученик получает от учителя профессиональное имя. А на левом рукаве моего кимоно японский синтоистский бог грома, ветра и молнии Фу-дзин.

— Что для тебя Сякухати? — инструмент для достижения просветления или музыкальный инструмент?

 

— Сякухати — это инструмент Пути, созерцания. Основой сякухати и смыслом сякухати является Хонкёку (см. выше). Однако, что мы делаем с московским ансамблем Ва-он при Московской Государственной Консерватории («Ва» – гармония, «он» – звук) – это уже музицирование.

 

— Какую музыку слушаешь?

 

— Любимая музыка — The Beatles, классический рок, ирландская музыка, фортепианная музыка, музыка моего сенсея Марко Лиенхарда. Было время когда 24 часа в сутки слушал "хонкёку". Ещё сейчас много слушаю европейской музыки струнных квартетов. Тот альбом, над которым сейчас ведётся работа — это сякухати с традиционным струнным квартетом и классической гитарой. Эта идея пришла мне в голову уже давно. Однако, только сейчас я начал заниматься ее реализацией. Это будут как современные пьесы для сякухати моего сочинения так и традиционные японские пьесы. Этот проект уникален тем, что все музыканты записываются в разных местах. Струнный квартет записывается в Санкт-Петербурге, гитара записывается в Вашингтоне, а сам я записываю свои партии в Москве. Такой вот "Интернационал" получается. Я планирую выпустить альбом зимой этого года. Следите за новостями иподписывайтесь на рассылку на моем сайте  http://andrewjilin.com, чтобы не пропустить выход альбома. Название альбома будет таким: «Последний день лета» по названию последней композиции на альбоме. Выпуск альбома планируется на конец 2015 года.

 

— Так кем ты себя считаешь? Трансформатором японской культуры, наследником либо представителем аутентичной японской культуры?

 

— Мне нравится слово "представитель". Когда играю «хонкёку», я являюсь представителем той школы, к которой принадлежу. Но только роль представителя была бы для меня недостаточна. Я хочу сочинять свою музыку для сякухати в наше время. У меня есть свои произведения. Некоторые из них записаны, некоторые планируются к записи.

 

— На концерте я сам почувствовал, что звуки Сякухати "уносят"... Унести от суеты, растворить лишнее, приоткрывают сущность, заставить почувствовать тишину. А что ты, Андрей, сам чувствуешь, когда играешь?

 

- То же самое, что и слушатель. Только ещё контролирую ход пьесы. Полностью погружаюсь в сам звук, часто играю с закрытыми глазами. Это помогает войти в звук и искренне отдать всё, что есть...

— Ты был в Японии... В чём отличия нашего менталитета по сравнению с менталитетом японцев?

 

— Первое, что сразу бросается в глаза – это их вежливость, желание помочь «гайдзин» (яп. «иностранец»).  Японцы гораздо дружелюбнее. Доходило до того, что однажды выхожу из вагона, достаю карту, а ко мне уже подходит японка и говорит на ломаном английском «How can I help you?».  Ещё на каждой станции есть информбюро для помощи приезжим. Там находятся люди свободно владеющие английским. Интересно, что многие японцы владеют английским, однако, стесняются на нём говорить, боясь сделать ошибку – даже нанимают переводчиков. Потерять лицо для японца - это большой страх. Видимо, это осталось ещё со времён самураев. И женщины не исключение. Музыка сякухати же не является суперпопулярной, популярнее Джаз, Джэй-поп и т. д., но при этом японцы очень уважают собственные традиции, корни – это то, чему нам стоит поучиться. Ещё такие черты, как сплочённость в работе (японцы большие трудоголики, но выскочкой быть никто не хочет), настойчивость – японец будет биться лбом в стену пока стена не упадёт либо пока он лоб не расшибёт (третьего не дано. «Буду биться в стену завтра после трёх» — так японец сказать не может, а будет биться здесь-и-сейчас).

 

— Хотел бы ты жить в Японии?

 

— Японское общество достаточно сложное и закрытое.  По роду деятельности я много общаюсь с людьми и мог бы приспособиться, но в японском обществе всегда отдаётся предпочтение японцам. Если ты пишешь программный код лучше чем японец, на работу всё равно возьмут японца. Это одна из причин переезда моего учителя в Америку. Одна моя знакомая имеет пятую ступень по каллиграфии. Не каждый японец доходит до третьей степени. Её не берут на работу, т.к. она не японка. Поэтому приезжал бы с удовольствием иногда в Японию, но постоянно жить там бы не хотел.

 

— Ты ездил в Японию...

 

— Был там всего один раз. Но долго... - две недели.

 

— Это долго??!

 

— По тамошним ценам — долго. Самое дорогое в Японии — это дорога. Туда дорого долететь и дорого там путешествовать, если хочешь перемещаться быстро. Я путешествовал на "синкансэне" — это скоростной поезд) - полстраны проехали за полдня. Токио, Киото, Нара, Хиросима, Кумамото, горы.... и т.д. Это был 2012 год, когда проходил Всемирный Фестиваль сякухати в г. Киото. Там я оказался один, кто представлял Россию. Запись с фестиваля тоже есть в интернете. В Токио мы встретились с сенсеем школы Кётаку Агаром Ноири. Он занимается по жизни исключительно флейтами. "Чем Вы по жизни занимаетесь" — спросили мы его. "Этим", - ответил он, указав на множество флейт Кётаку. Флейты Кётаку (сенсей Коку Нисимура), несмотря на большой размер имеют лёгкий вес благодаря секретной технологии изготовления. Для этих флейт есть особый репертуар произведений. Техника buhs тоже отличается от Сякухати.

 

— Ты говорил про оленя, который съел твою карту.

 

— ...хотел съесть. Это было в японском городе Нара, там свободно бродят олени ростом по пояс человеку.

 

— Эдакие бансаи-олени?

 

— Да. Их можно кормить с рук (корм продаётся на каждом углу). Когда эти олени подходят к человеку - то они по-японски кланяются (у некоторых есть рога). Стою я в этом городе и вдруг чувствую, что моё единственное средство навигации по городу — карту с английскими обозначениями — кто-то вырывает из моих рук. Смотрю — а это олень, принявший карту за угощение... Пришлось отвоевать...

 

— К какой школе принадлежишь, и что она из себя представляет? Это больше ответвление буддизма или же направление музыки?

 

— Школа До-Кёку («До» — одно из имён основателя школы Ватадзуми Досо, а «кёку» — пьеса). Основатель Ватадзуми-До был связан с миром боевых искусств, был инструктором японской армии. Разработал комплекс физических упражнений, игра пьес этой школы даже немного напоминает упражнение. Был очень крепок, но умер от несчастного случая в преклонном возрасте. Будучи настоятелем буддийского храма, он понял что долгое сидение в «сэй-дза» (классическая поза при медитации) не очень полезно для здоровья. Далее Ёкояма Кацуя продолжил линию школы. Он и его ученики привнесли музыкальности в школу До-Кёку. До него До-Кёку было просто чисто дзенским извлечением звука, мало имевшим отношение к музыке вообще.

У него учился Марко Лиенхард, а я уже у Марко.

 

— Играешь ли ты на чём-то кроме флейты сякухати?

 

— Решил тряхнуть стариной — сейчас опять играю на бас-гитаре в той самой группе, что и десять лет назад…

— …вакансия басиста освободилась?...

 

— Да нет… Просто группа возрождается… После моего ухода в далеком 2007 году коллектив просуществовал какое-то время, а потом распался. Сейчас мы снова вместе. По стилю музыка связана с блюзом, роком иимпровизацией. Веселье чистой воды. Но всё-таки, большую часть времени, которое я посвящаю музыке,  занимает сякухати. А ещё с 2013 по 2015 годя я играл на басу в группе под названием «Коити Ёсида и Загадочная Группа». Коити сан ("сан" яп. "уважаемый") играл на сякухати, а еще у нас был перкуссионист Владимир Биг Глушко и гитарист Денис Устюжанин. Хорошее было время. В интернете до сих пор можно найти наши видео с выступлений.

 

— Сколько у тебя сякухати? И как выбираешь на какой играть концерт?

 

— Две с собой для концерта привёз. Дома ещё сякухати побольше (2.4 фута). Длинна в японии измеряется в сяку (японских футах). Это три традиционные Сякухати. Плюс ещё несколько флейт русских мастеров. А вообще все свои флейты храню в корзине IKEA (куплена в Москве специально для хранения флейт). Они прямо оттуда и торчат. Я ласково иногда называю их дровами.

 

— Как ты выбираешь флейты для концерта? Делишь ли их на "концертные" и "остальные"?

 

— Если я играю с ансамблем, то предпочитаю флейты 1.6 (фута) и 1.8 с подходящим строем. А если предстоит сольный концерт, то беру с запасом обычно.

В ансамблевой музыке использую флейту с чётким строем, а для сольных программ всегда выбираю флейту исходя из акустики помещения и “спонтанного выбора”. Бывает, в конкретном помещении звучит флейта, на которой даже не планировал играть.

 

— Твоё мнение о пластиковой сякухати-Ю — слепка с мастерской японской сякухати высокого качества?

 

— Тут выбор может определять бюджет. С сякухати-Ю ничего не случается - этим она хороша. У меня была такая флейта. Есть видео"сякухати в воде" на youtube.com, где я играю на сякухати-Ю, ныряя, плавая...

 

— В контакте ты подписал это видео как " Нетрадиционный подход к сякухати :-)"

 

— Она хороша для начинающих — если не понравится играть на сякухати, то можно всегда продать или подарить. Бытует такое мнение (и среди моих учеников), что просто приятнее держать в руках бамбук. С этим я полностью согласен. У любой бамбуковой флейты есть своя история, а сякухати-Ю - это одна из многих пластиковых копий.

Часть 2 "Отформатировать диск "С" и загрузить новые файлы, тайны мастеровых инструментов"

— Что ты думаешь про то, что музыка сякухати это музыка японцев и сыграть как японец не выйдет (да и нужно ли?). То как играет на сякухати не японец — это как бы преломление "их" культуры через конкретного «не японца». Не то ли это самое, если захотеть играть на классической гитаре "как испанец"? Не является ли для тебя преградой этот момент?

 

— Когда я начинал, очень переживал, что «не получался звук как у Коку Нисимуры». Но потом постепенно понял, что я никогда не стану Коку Нисимурой, никогда не смогу играть как Ёкояма Кацуя. Я всегда буду играть как Андрей Владимирович Жилин. Мой звук — это «как у меня». По-другому я не умею. Я могу быть в музыке только самим собой. Путь слепого копирования для меня является тупиковой ветвью. Но при этом играть надо уметь, тем более когда играешь на публику. Пьеса должна оставаться пьесой.

 

— Ты говорил, что вся музыка сякухати – это…

 

…— то, что лучше всего очерчивает тишину.  Поскольку, чтобы услышать тишину, нужно услышать звук – чтобы было с чем сравнить. В музыке сякухати есть всё - присвисты, шорохи, … на записях старых сенсеев даже можно услышать добавление голоса в игру на инструменте. В игре на Сякухати имеет место даже циркулярное дыхание, когда поток воздуха из лёгких не прекращается (взято от игры на диджериду). Им владеют Акикадзу Накамура и Дмитрий Калинин.

 

— Читал, что предок флейты сякухати — это традиционная флейта Сяо. Каково твоё мнение?

 

— По историческим сведениям, та сякухати которая использовалась в 6-м веке в придворной музыке «гагаку» действительно похожа на флейту сяо. Райли Ли даже написал на эту тему диссертацию, которую мы потом перевели и с его согласия выложили на сайте «сякухати в России» (http://shakuhachi.ru). Теперешняя флейта сякухати – это чисто японское изобретение, навеянное культурой Китая. При этом были флейты сяо, которые тоже делались из корневого куска бамбука, но были побольше, вдувное отверстие было иным, как и количество игровых отверстий. Большие флейты сяо из корневых кусков бамбука называются "донг сяо".

 

ПОКОЙ И СВОБОДА

 

— Немного про свой свежий альбом...

 

— ...он называется "Покой и свобода" — то, чем является для меня музыка сякухати — свободой разума и мысли. С художником по оформлению мне очень повезло — это моя мама. Моё увлечения сякухати подтолкнуло её к рисованию, хотя до этого (ещё до 90-х) она не была художником, а работала конструктором на заводе "Титан"... На обложке — "Дракон бесконечного пути" — так переводится моё имя "Эндорю" на японский язык и название альбома "Покой и свобода", написанное по-японски. 

Это третий по счёту альбом. До этого были ещё записи... Одна из них - "Тишина и звук" — это итог годового путешествия по миру, когда я записывал Сякухати в разных частях света. Например, в Италии есть грот "Ухо Диониссия", где потрясающая природная реверберация. Впоследствии никаких эффектов на запись на накладывал. Гавканье собак, звуки электричек, журчание речки — всё это можо услышать там, и всё это то, на что мы обычно не обращаем внимание из-за спешки. 

"Муравьиная тропа" — это сборник из четырёх композиций. Так я уже никогда не сыграю. Это и есть горячий новичок, который хочет "всё попробовать", исследовать флейту вдоль и поперёк. До сих пор часто переслушиваю и "снимаю" фрагменты... Когда в Японии люди стекаются в храм на праздник - эта полоска и называется "муравьиная тропа".

Всё это можна послушать или скачать с сайта www.andrewjilin.com (оттуда перейти на мою страничку в https://kroogi.com). Там же вы найдёте такие работы как, "Хроники пустоты" (пьесы разных школ сыгранные на разных флейтах — для тех, кто хочет "нырнуть поглубже"), "Случайные звуки"- плоды моего увлечения поющими чашами и кристаллами.

Одна из моих пьес вошла в американский диск "Convergence" — это сборник разнообразной музыки. От тяжелого рока до фанка, от восточных мелодий на бамбуковой флейте до авторской песни.

 

— Андрей, часто ли ты импровизируешь?

 

— Очень часто. Например, когда мне не хочется играть какое-то произведение, я откладываю ноты в сторону и импровизирую. На концертах же, во время игры пьес, импровизация (по японским критериям) не допускается. Однако, по факту, даже если посмотреть запись Ёкояма Кацуя — обнаруживаются различия в игре одной и той же пьесы. В середине пьесы он меняет местами несколько фрагментов. Но это и есть тот самый дуализм — ты можешь допустить какую-то долю импровизации, но это всё равно должна быть та самая пьеса, которую ты играешь. То есть «Мацуказэ» 松風(«Ветер в верхушках сосен») не должна звучать как "Калинка-малинка" и так называться. Однако, мы живём в 21-м веке и все понимаем, что "произведение" кому-то когда-то пришло, было передано устно. Далее с течением времени, так или иначе, происходят изменения в процессе передачи. Дело не в "правильно" и "неправильно", а в том, что все люди играют по-разному. Я играю не так, как мой сенсей, а сенсей моего сенсея играет не так, как его сенсей. Происходит преломление "через себя", но суть пьесы остаётся.

 

— Не только пьеса должна остаться пьесой, а и ты должен остаться собой - человек должен привнести себя в пьесу?

 

— Именно так. Если нужен звук как у Ёкояма Кацуя — проще диск включить.

 

— И ни одна запись не передаст...?

 

— Да, у меня открылось ещё одно измерение в голове, когда я, например, услышал "вживую" ирландскую музыку. До этого думал, что она представляет собой два прихлопа и три притопа.

 

— Какие впечатления от Беларуси?

 

— Хорошие. С одной стороны Минск — это столичный город, но с другой — тут нет такого ажиотажа и московского ритма, а есть "плавность". Мне это нравилось в Питере, Киеве (ему я даже посвятил пьесу одну) и у вас тоже пришлось по душе. Когда в Москве зажёгся "зелёный" и ещё не успел прогореть секунду, а тебе уже сзади сигналят. Но к московскому ритму тоже привыкаешь и его отсутствие, начиная с 11 вечера, некоторых даже беспокоит. Но мне в этом помогает сякухати — воспринимать всё, как есть (ни хорошо, ни плохо). Ещё мне понравилось открытое внимание, живой интерес людей. Публика живая, реагирует, задаёт вопросы. Особенно касательно моей музыки. Иногда играю малым составом своего ансамбля и надеюсь также "привезти" его к вам. В Москве же игроков на сякухати, конечно, больше, да и сам я там давно играю. Ещё был в Мирском замке, Несвиже. Для меня Минск чем-то похож на Киев по своей размеренности. Именно этого не хватает в Москве, это утеряно безвозвратно даже в Химках.

 

— Ты говорил про концерты в Киеве...

 

— Да, это было очень здорово! Мы ездили в Киев в 2009 году с моим другом и коллегой БАмбу (он же Bambooway). У нас было там три концерта и достаточно напряженный график. Однако именно там родилась композиция "Ки Рейбо". "Ки" - это одновременно и энергия Ци, которой полнится этот город, и "Ки" как "Киев". А вот слово Рейбо — это специфическое слово, характерное для некоторых традиционных японских пьес. Если коротко, то Рейбо или Рейхо — это воспоминание о деревянном колокольчике монаха Пу-Хуа, в который он звонил призывая всех к немедленному просветлению. Таким образом, "Ки Рейбо" — это воспоминание об энергетике и гостеприимности Киева. Публика в тот приезд была очень внимательна. Людям было действительно интересно. Многие после концерта подходили, задавали вопросы. Мне очень понравилось в Киеве. Я надеюсь, что когда-нибудь мне удастся вернуться в этот город и поиграть там снова. 

Пьеса "Ки Рейбо" (посвящение Киеву):

http://www.youtube.com/watch?v=VMAPKy44IUQ

 

Мы тогда не очень представляли, как одеваться на концерты. Я одел верхнюю рубашку от кимоно на голое тело. Сидя это выглядело не так страшно, но вот при ходьбе было видно, что под этим ничего нет. На концерт пришла одна японка и как-то странно смотрела на меня своими большими глазами.

 

— Был в Бобруйске? Сэлфи на фоне указателя "Бабруйск" — это мечта каждого россиянина?

 

— (Смеётся) Да, есть известный интернет-мем "в Бобруйск, животное!". Но в Бобруйске пока не был. А знаешь, что "Сэлфи" по-русски это — "себяшка".

 

— Ох ты!... А как тебе "беларуская мова" по звучанию?

 

— В целом процесс возрождения языка, я считаю, это очень хорошо. Как человек, почитающий традиции, я отношусь к культурному возрождению сугубо положительно. Белорусский красив, нравиться своей "плавностью" — такое моё ощущение.

 

— Как рождаются твои пьесы, и что вдохновляет?

 

— Последнее время рождаются только когда беру в руки флейту. А вдохновляет почти всегда природа. А то, что рождается в душной квартире, на следующий день уже неинтересно играть. Иногда бываю в Битцевском парке. Часто езжу по миру и "природный туризм" люблю. Недавно был в Норвегии, и там родилась новая пьеса, но она даже в нотах ещё не записана. Насчёт памяти: если ты что то сам сочинил - то оно запомнится и будет всегда с тобой.

 

— Что пожелаешь людям, читающим сейчас это интервью?

 

— Воспринимать новые вещи, такие как традиционная японская музыка и культура, с чистого листа. Если с европейских позиций попытаться воспринять японскую музыку, то ничего хорошего не выйдет - она покажется либо слишком грубой, шероховатой либо скучной...   Вся та музыка, которую мы все привыкли слушать с детства, можно отнести к категории "увеселительной". И, как только наше сознание и восприятие перестают дёргать за "увеселительную ниточку", нам становится неинтересно, и мы "засыпаем"...

 

— Нужно отформатировать диск "С" и...?

— ... и загружать абсолютно новые файлы.

 

УМОРА! или КАК АНДРЕЙ НАЧАЛ ИГРАТЬ НА СЯКУХАТИ

 

— Что забавного, памятного помнится?

 

— Такая история... Однажды с другом, когда мы ещё ничего не умели, играли пьесу. Перед нами лежали ноты. Слышу — он играет что-то абсолютно не то. Оказалось, он играл заглавие и описание пьесы, а не саму пьесу.

 А теперь история о том, как я начал играть на сякухати... — это просто умора! В одном из московских подземных переходов купил диск (тогда уже начал интересоваться этникой) "Флейты мира". Под мелодию первого трека я просто улетал... Страшно захотелось узнать, что за флейта там звучит. Одна "добрая душа" сказала, что это японская флейта Сякухати... Купил себе сякухати 2.6, научился играть, научился читать японские ноты, "по дороге" бросил курить, записался в московскую консерваторию. Кстати, в консерваторию каждый сентябрь приезжает сенсей Кохэй Симидзу с концертами и бесплатными мастер-классами. Спустя год я перевернул диск и обнаружил, что в первом треке звучит поперечная европейская флейта... А про сякухати ни слова! Но я уже настолько встал на путь сякухати, что меня не остановило ни то, что сенсей курит, ни то, что звук из понравившегося трека — это не сякухати...

 

-----------------

 

На прощание Андрей любезно согласился опробовать недавно сделанную мной флейту…  Вышел переодеться.

В свете уже почти вечернего солнца обожжённый бамбук ожил красным иероглифом… И теперь это уже был тот самый Андрей Жилин, что и на концерте — облачённый в кимоно, погружённый в иную реальность.

Андрей с большим уважением относится к мастеровым музыкальным инструментам (и даже мечтает когда-нибудь самостоятельно освоить их изготовление)... Например, у музыканта есть две разные флейты известного японского мастера Итидзё Кобояси. Каждая из них стоит столько, сколько и положенно стоить хорошему музыкальному инструменту.

— Что думаешь про инструменты разных мастеров по личному опыту?

 

— Знаю лично около пяти мастеров — у каждого свой подход не только к изготовлению флейт, но даже к выбору материала, и его сушке. Симпатизирую мастерам, которые не останавливаются в экспериментах. Между фабричной пластиковой флейтой и мастеровой бамбуковой всегда выберу второе. Бамбуковая флейта — это всегда живая, неповторимая история.

------------------------------------------------------

Сам я делаю флейты из бамбука и веду блог (http://flejtabambuk.blogspot.com.by/), и мне было приятно, что Андрей отозвался хорошо о сделанных мной инструментах и даже «приютил» у себя одну из небольших флейт….

Желаем Андрею новых пьес, концертов, альбомов... Ну и, конечно, ждём в Беларуси снова!

Ссылки:

 

http://andrewjilin.com — Сайт Андрея Жилина (музыка, фото, а также обучение на сякухати).

http://shakuhach.ru — большая энциклопедия по сякухати и по японской музыке, форум.

 

 

Интервью подготовил: Уладзімір ДРЫНДРОЖЫК

shepotserebra@gmail.com